Проверяем на себе: для чего в Москве создали службу «Дорожный патруль ЦОДД»

Проверяем на себе: для чего в Москве создали службу «Дорожный патруль ЦОДД»

В мае на дорогах Москвы появились зеленые автомобили Центра организации дорожного движения (ЦОДД) с надписями «Дорожный патруль». Многие автомобилисты стали путать их с машинами, фиксирующими нарушения парковки, некоторые принимают их за сотрудников ГИБДД, но большинство вообще не знает, кто они и зачем нужны. Корреспондент РИА Новости провел один день в составе экипажа дорожного патруля и выяснил, чем именно занимается недавно созданная столичным правительством служба.

Знакомство

На парковке главного офиса ЦОДД меня встречают Олег и Рамиль — двое «старожилов» центра, которых совсем недавно назначили в экипаж дорожного патруля. На обоих — форма темного цвета и фуражки с шашечками над козырьками. Головной убор сильно напоминает дизайн фуражек британской полиции. Оба они являются сотрудниками «Дорожного патруля ЦОДД» — службы, которая должна оказывать автомобилистам помощь на дорогах в случае дорожно-транспортных происшествий, поломок машин, затруднений движения, чрезвычайных ситуаций и других неприятностей.

Сотрудник дорожной службы ЦОДД во время патрулирования в Москве

«Наш экипаж патрулирует Садовое кольцо, другие машины выезжают на Третье транспортное (ТТК) и прилегающие улицы. В основном мы работаем в пределах «Трешки», — признается Рамиль. — Наш проект считается пилотным, поэтому пока работают только пять экипажей. Если проект будет признан удачным, штат расширят до 30 машин, и тогда мы будем охватывать всю Москву».

Олег — бывший водитель с многолетним стажем, у Рамиля два высших образования — юридическое и экономическое — и опыт работы за рулем автомобиля ЦОДД, который выявляет нарушения парковки, и на «жирафе» — мобильном комплексе фиксации нарушений. Прежде чем начать работу в дорожном патруле, оба прошли специальную подготовку.

Сотрудники дорожной службы ЦОДД во время патрулирования в Москве.

«Пока мы работаем только в дневное время суток, смены длятся с семи до 16 часов и с 14 до 22 часов. И так — пять дней в неделю. В выходные дорожный патруль пока не функционирует», — рассказывают они.

В салоне их служебной машины висят два видеорегистратора, которые снимают все, что происходит спереди и позади. На спинках передних кресел висят рюкзаки со множеством карманов. В них хранятся фонарь, перочинный ножик и другие инструменты, которые могут понадобиться в дороге, а также два полосатых жезла, совсем как у гаишников.

Автомобиль дорожной службы ЦОДД во время патрулирования в Москве

«Иногда центральный офис дает нам наводку, если видит по камерам, что где-то произошла авария. Мы немедленно выезжаем. Сегодня как раз две машины столкнулись на Нижегородском шоссе, но доехать туда мы не успели, раньше нас на место ДТП прибыл наряд ГИБДД», — говорят патрульные.

Автомобиль дорожной службы ЦОДД во время патрулирования в Москве

В багажнике патрульного автомобиля лежат два больших огнетушителя, ящик с набором ключей, конусы с оранжевыми и белыми полосами, «прикуриватель» для запуска двигателя, большой домкрат, как в автосервисах. Все это снаряжение, как ружье у Чехова, когда-нибудь да «выстреливает».

«Если кончился бензин, мы можем дотащить на тросе до ближайшей заправочной станции, если, конечно, есть техническая возможность у буксируемой машины: проушины там — и так далее. Если тащить нужно фуру, то мы останавливаем другую фуру и просим помочь — у нас есть специальный усиленный трос для большегрузного транспорта, — поясняют сотрудники дорожного патруля. — Его нам выдало руководство после одного случая, когда мы долго не могли остановить какой-нибудь грузовик, чтобы попросить отбуксировать заглохший на проезжей части другой грузовой автомобиль. Мы также смотрим за тем, чтобы различные ремонтные бригады работали на дорогах по правилам, следим за безопасностью рабочих».

Патрулирование

Выезжаем от офиса ЦОДД во 2-м Лесном переулке и двигаемся в сторону ТТК по Бутырской улице. Ехать на Садовое кольцо — привычный маршрут Олега и Рамиля — нет смысла, там сейчас масштабная реконструкция, поэтому, кроме дорожной техники, никому помощи мы оказать не сможем.

Работа экипажа дорожного патруля ЦОДД

«Позавчера, например, у нас был спокойный день. Ни одного ДТП мы не встретили, — рассказывает Рамиль. — Зато вчера поворачиваем в сторону базы, и прямо у нас на глазах происходит авария: один водитель остановился пропускать пешеходов на переходе, а второй отвлекся на мобильный телефон. Дождь еще шел, асфальт был мокрый, и резкое торможение не помогло. Кстати, очень много таких вот мелких аварий происходит именно из-за мобильных телефонов».

Патрульная машина хоть и снабжена оранжевым проблесковым маячком, но нарушать правила, ездить по выделенным полосам для общественного транспорта ей нельзя. По каждому нарушению, которое фиксирует камера, сотрудники пишут объяснительные. Так как штрафы приходят в ЦОДД, аннулировать их легко.

Работа экипажа дорожного патруля ЦОДД

«На днях отгородил машиной и конусами на Сущевском Валу открытый канализационный люк в среднем ряду, куда могла заехать колесом машина или провалиться мотоциклист, — продолжает Рамиль. — Стоял и ждал специальные службы, которые должны были исправить проблему. Водители относились неоднозначно: кто сигналил, кто матом мог выругаться. Но что поделаешь, безопасность превыше всего».

Как раз едем по Сущевскому Валу и видим, как машины объезжают аварию из четырех автомобилей. Картина следующая: Chevrolet, Volvo и такси Skoda желтого цвета остановились друг за другом в хвосте пробки, а сзади в них влетел Hyundai, из-за чего все четыре машины «поцеловались». Подъезжаем сзади, включаем мигалку. Олег выставляет конусы, Рамиль отправляется к участникам ДТП, чтобы выяснить, нет ли пострадавших и не нужна ли кому-либо медицинская помощь.

Сотрудники дорожной службы ЦОДД во время патрулирования в Москве

«Мы помогаем оформить ДТП в том случае, если сумма ущерба составляет менее 50 тысяч рублей, если столкнулось не более двух автомобилей, нет пострадавших и оба участника согласны с тем, кто прав, а кто виноват, — отмечают патрульные. — В общем, должны быть соблюдены условия «европротокола». Помогаем водителям сфотографировать место аварии, правильно заполнить извещения о ДТП. Если нужен наряд ГИБДД, то до его прибытия прикрываем место происшествия: не у всех, например, есть знаки аварийной остановки. Мы также связываемся с ответственным за этот участок батальоном ГИБДД — так гаишники быстрее приезжают на место. Обо всех своих действиях обязательно сообщаем в наш Ситуационный центр».

К счастью, в этом ДТП никто не пострадал, но и «европротокол» тут бессилен — слишком много машин-участниц. Рамиль звонит в ГИБДД. Удивительно, но никто из водителей до сих пор даже не набрал на телефоне 112. Буквально через пять минут приезжает машина ДПС, а следом карета скорой помощи. Несмотря на наличие инспектора, Рамиль и Олег не покидают место происшествия — после отправки фотографий и сообщений через планшет, подключенный к интернету, они ждут сигнала от Ситуационного центра ЦОДД. В это время к нам подходит водитель такси и жалуется, что машина только поступила в парк и прошла всего 50 тысяч километров. Другого водителя — судя по акценту, из южных регионов — сильно заинтересовали фуражки Олега и Рамиля: «Ребят, я вам скажу — хочу себе такую же шляпу». Получив разрешение из ЦОДД, мы уезжаем.

«Иногда нас путают с «парконами» (автомобили ЦОДД, фиксирующие нарушения парковки. — Прим. ред.), — улыбаются дорожные патрульные. — Мы подъезжаем куда-то, где много неправильно припаркованных машин, начинаем фотографировать покосившийся знак, а водители кидаются закрывать свои номера, быстро уезжают с места неправильной парковки. Думают, что «попали» на штраф».

Сотрудник дорожной службы ЦОДД во время патрулирования в Москве

Сворачиваем с ТТК на Шарикоподшипниковскую. Сразу за светофором проезжаем пешеходный переход, на котором просел асфальт. Был бы я на своей машине, не обратил бы внимания — таких мест в Москве полно. Однако дорожный патруль останавливается, фотографирует место, отправляет данные в центр.

«Через пару дней эта яма может стать еще больше, и даже сейчас машина может повредиться, если проедет на высокой скорости, — поясняет Олег. — Центр передаст информацию соответствующим службам, они должны все устранить. Бывает так, что мы на следующий день едем в той же точке — ямы уже нет».

Едем на 1-ю Дубровскую улицу, останавливаемся на перекрестке, где Олег и Рамиль фотографируют накренившуюся металлическую мачту с дорожными знаками. На противоположной стороне покосился знак «Главная дорога», его тоже снимают на планшет. За установку знаков отвечает ЦОДД, информация из ситуационного центра отправляется в соответствующее подразделение, в течение 12-16 часов все должно быть исправлено.

Работа экипажа дорожного патруля ЦОДД

«Пару смен назад я ехал по Садовому кольцу и увидел старенький ВАЗ-2104, — рассказывает Рамиль. — Возле него стоял мужчина, держа в руках провода, в салоне сидела женщина с ребенком. Никто не останавливался им помочь. Я сфотографировал ситуацию, сообщил на базу, «прикурил» машину. Мужчина остался очень доволен нашим сервисом».

Снова авария. На перекрестке Волгоградского проспекта и улицы Талалихина притерлись BMW и Renault, их водители-девушки считают виноватыми друг друга. Ситуация снова не подпадает под «европротокол», движение сильно затруднено, автомобили объезжают аварию по тротуару, из окна Renault поскуливает собака. «Вы знаете, что такое «Дорожный патруль ЦОДД»?» — спрашиваю я у одной из участниц аварии. Девушка разводит руками. Рамиль звонит в местный отдел ГИБДД и узнает, что свободных нарядов пока нет. Удивительно, но через десять минут сотрудникам дорожного патруля удается уговорить девушек сфотографировать место ДТП на мобильные телефоны и отправиться на его оформление в тот самый отдел автоинспекции. Движение свободно, мы отправляемся дальше.

Сотрудники дорожной службы ЦОДД во время патрулирования в Москве

«Иногда мы работаем на перекрытиях, например, в праздник 9 Мая, когда с помощью наших экипажей перегораживали улицы для прохождения парадных колонн. Люди о нас совсем мало знают. Скоро будут учения: имитирование ситуации с возгоранием в тоннеле, где именно — мы не знаем, но там будут задействованы все экстренные службы Москвы, в том числе и наша», — поделились патрульные.

Начинается сильный дождь, канализационные стоки не справляются с потоками воды. И вот еще одно ДТП — на Крутицкой набережной: такси въехало в задний бампер Mazda. Не успели мы выйти из машины, как девушка-водитель ринулась к нам — подумала, что мы гаишники. Выяснилось, что стоят участники аварии тут уже больше трех часов. Рамиль опять звонит в ГИБДД, под дождем фотографирует машины, потом объясняет водителям, с каких ракурсов лучше сделать снимки. Наконец пригодились жезлы: Олег останавливает поток, таксист и женщина сдают задом в ближайший карман, чтобы освободить движение по набережной, где всего по одной полосе в каждую сторону. На все про все уходит примерно минут пять.

Аналоги

«Дорожный патруль ЦОДД» — не первый опыт создания в России службы автомобильных «ангелов». С 2013 года на платных участках трассы М-4 «Дон» работают аварийные комиссары госкомпании «Автодор», которая помогает автомобилистам в экстренных ситуациях. Обязанности комиссаров почти такие же: они могут оказать первую помощь пострадавшим, вызвать экстренные службы, отгородить место ДТП, убрать животное, которое попало на проезжую часть, расчистить трассу от посторонних предметов или неправильно припаркованных автомобилей и даже ликвидировать последствия природных катаклизмов.

В Германии существует служба Gelbe Engel («Желтый ангел»), организованная немецким автомобильным клубом ADAC. Автомобили мобильной технической помощи — в основном это минивэны — превращены в мастерские на колесах и могут оказать любую помощь автомобилисту. Кроме машин, у ADAC имеется несколько десятков медицинских вертолетов, которые за 15 минут должны очутиться в любом проблемном месте Германии. Однако помогают они только тем, кто оплатил членство в клубе, причем по дорогому тарифу PLUS. Особая международная страховка ADAC позволяет вертолетам прилетать в любую страну Европы, чтобы спасти человека из беды, или использовать технику партнеров в других государствах по всему миру.

«Дорожный патруль ЦОДД» за свою помощь денег с автомобилистов не берет и брать не планирует.

Источник: ria.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика